Пока без комментариев

Автономность человека и поиск истины
Автор: Александр Борисов


Что есть истина?

Русский советский писатель, прозаик, Андрей Платонов (1899 – 1951) в своей повести «Котлован» когда-то писал:

«Всё равно истины нет на свете или, быть может, она и была в каком-нибудь растении или в героической твари, но шёл дорожный нищий и съел то растение или растоптал гнетущуюся низом тварь, а сам умер затем в осеннем овраге, и тело его выдул ветер в ничто»[1].

История человечества, которая представляет собой непрекращающийся поиск истины и смысла жизни, хранит в своих недрах море различных философий, религий и научных концепций, изобретенных человеком. Все они предлагают людям свой собственный эталон истины. Однако, печальный факт заключается в том, что человечество уже давно захлебнулось в этом море различных идей. Человечество слишком долго искало истину не там, где нужно и, в итоге, разбившись о скалы ложных надежд, убедило себя в том, что истины нет.

Хотя процитированные в начале слова и звучат весьма пессимистично, тем не менее, они довольно точно отражают мировоззрение многих и многих людей. «Что есть истина?» (Иоан.18:38) – когда-то вопрошал Пилат у Иисуса Христа. Пилат не искал ответа на этот вопрос. Обращение Пилата ко Христу было полно скептицизма. Он был убежден, что на этот вопрос не существует ответа. «Что есть истина?» – сегодня вторят словам Пилата многие жители нашей планеты. Поворачиваясь спиной к Иисусу Христу, они уходят от величайшего Авторитета для ответа на этот величайший вопрос. Людям сегодня хочется чего-то нового – также как и тем язычникам в Афинах, которые «…ни в чем охотнее не проводили время, как в том, чтобы говорить или слушать что-нибудь новое» (Деян. 17:21).

Почему же человечество вот уже многие века мечется в поисках истины и никак не может определиться с тем кому и чему верить? Что действительно может служить авторитетным источником истины в жизни?

Цель данной работы показать, что отвержение Бога, как единого и абсолютного стандарта истины, обрекло человечество на непрекращающийся и безуспешный поиск смысла жизни, а также основания для нравственных ценностей, как отдельно взятого человека, так и всего общества. В этом исследовании будет сделан краткий анализ того, как человечество в своей автономности безуспешно пытается найти ответ на этот древний вопрос – «что есть истина?» Для этого, сначала будет рассмотрен корень проблемы, затем, ее проявление в некоторых доминирующих мировоззрениях на протяжении истории, а в заключении, будет предложен библейский взгляд на вопрос поисков истины.

I. Покушение на истину: манифест человеческой автономности

Прежде всего, для того чтобы понять суть проблемы, необходимо совершить путешествие в далекое прошлое. В самое начало. В Едемский Сад. Живя в прекрасном раю, и находясь в мире со своим Творцом, Адам и Ева пользовались Божьей системой стандартов: Бог дал человеку всего одну заповедь – не вкушать от дерева познания добра и зла (Быт. 2:16-17). При этом Адам был счастлив, потому что Бог был для него единственным абсолютным критерием истины.

Прямой результат грехопадения заключается в том, что человек встал в положение «независимого» субъекта и выстроил свою собственную систему координат. Произошло то, что «рекламировал» сатана: «…и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3:5). Теперь человек сам стал определять, что хорошо и что плохо.

Произошедшая перемена очень хорошо видна в поведении Евы. При искушении Ева столкнулась с двумя противоречивыми утверждениями, одно из которых исходило от Бога, другое – от дьявола. Вместо того, чтобы стать на сторону Бога и довериться Его Слову, Ева поставила себя в позицию судьи, решив, что запретный плод не такой уж и запретный. В ее глазах он, вдруг, стал очень сладок: «и увидела жена…» (Быт. 3:6).

Таким образом, делая свой выбор, Ева «опиралась на независимое от Бога собственное суждение»[2]. Как отмечает Ричард Пратт: «откровение Всевышнего Бога она низвела до уровня слов змея и назначила себя на должность верховного судьи между ними»[3]. Это был манифест собственной автономности[4].

При этом, важно обратить внимание на средство, с помощью которого человек совершил покушение на авторитет Божьей истины – им выступило новое смертельно опасное оружие под названием «грех». Но как это не парадоксально, атакуя истину, человек «промахнулся», подставив себя самого под удар. Отвергнув абсолютную истину, первые люди вонзили нож греха в свои собственные сердца!

Во-первых, вошедший грех задел саму основу знания человека, так как дал иной ответ на вопрос «что есть истина?» Бог сказал: «умрете», сатана сказал: «не умрете», поэтому Ева решила провести собственный эксперимент[5]. Во-вторых, грех задел основу моральных стандартов, так как дал иной ответ на вопрос: «что правильно?» Бог сказал, что морально и правильно не есть запретный плод, однако Еве не давало покоя другое – «а подлинно ли сказал Бог?»

Итак, выйдя из сферы Божьего влияния, человек лишился главного – точки отсчёта для верной оценки реальности. Оставшись без Бога люди, потеряли верные абсолютные идеалы истины и заменили их своими собственными ценностями, берущими своё начало вне Бога. Человек начал функционировать на основании собственной «истины»[6]. При этом он стал глубоко несчастным, так как заложенная в него Создателем нужда в абсолютной истине теперь не могла быть удовлетворена без полного преклонения перед Богом. Таким образом, с одной стороны, грехопадение поставило человека на путь бесконечных поисков истины, с другой – хотя человек и склонен искать истину, он сам для себя стал истиной в последней инстанции.

II. Глумление над истиной: торжество человеческой автономности

Провозглашенная когда-то человеком независимость[7], в ходе последующей истории, только продолжила наращивать свое влияние на мышление человека и его понимание истины. При этом, следует отметить, что с одной стороны всегда были люди, считавшие, что истина определяется Богом, поэтому она объективна и абсолютна для всех людей. Церковь, хотя периодически и хромала, но несла свет истины людям. С другой стороны, автономный человек никогда не переставал глумится над истиной. Свидетельство тому – появление различных интеллектуальных парадигм, которые спроецированы автономным мышлением человека.

Формат данной работы не позволяет затронуть все существующие мировоззрения (да и навряд ли это возможно), однако далее будут рассмотрены три основные философии, которые доминировали на протяжении нескольких последних веков: атеизм, гуманизм и постмодернизм.

Философия атеизма: убийство истины 

По сути, атеизм представляет собой исторически разнообразные формы отрицания религиозных представлений и утверждение самоценности бытия мира и человека[8]. Данная философская система построена на полном отрицании существования какой-либо духовной сущности за пределами физического естественного мира.

Нужно заметить, что атеизм – это далеко не новое явление. Этот термин появился в XVI столетии во Франции, однако существуют свидетельства того, что идеи, которые сегодня могут быть расценены как атеистические, уже присутствовали во времена Древнего Египта, Ведийской цивилизации и Античности[9]. Царь Давид также свидетельствовал о безумце, который говорил в сердце своем: «нет Бога».  Прошло почти 30 столетий, но «безумец» никуда не делся. Пришел Ницше и провозгласил: «Бог умер!» Пройдет еще немного времени и благодаря четверке всадников Апокалипсиса[10] уже «Новый атеизм»[11] вспыхнет еще с большей силой – в разных формах атеизм существовал на протяжении всей истории человечества.

Подобная живучесть вполне объяснима. Абсолютные стандарты, которые исходят от Бога и указывают человеку на то, как ему нужно строить свою жизнь, никогда не нравились падшему человеку (из-за этого он в общем-то и пал). Он рассматривает их как угрозу. Поэтому, естественно, что человек всегда хотел избавиться от такого понимания истины. Как это сделать? Убрать конкурента – сказать, что Бога нет. Таким образом, потомки Адама и Евы пошли еще дальше и отвергли не только право Бога определять истину, но и Его бытие.

Философия гуманизма: переосмысление истины 

Атеизм подготовил почву для созданий других популярных мировоззрений современности. Следуя логике Фридриха Ницше (1844 – 1900), раз Бог умер, то теперь его место должен был занять человек. В результате, на рубеже XIX века с миром произошла страшная вещь, которую породила философия эпохи Возрождения и Просвещения в XVI –XVII веках[12]. Пришел гуманизм – демократически этическая жизненная позиция, утверждающая, что человеческие существа имеют право и обязанность определять смысл и форму жизни. Человека поставили в положение наивысшей ценности, когда все вокруг должно вращаться вокруг его интересов.

Избавившись от абсолютного Бога, теперь людям предстояло переосмыслить истину. Многие мыслители[13] направили свой основной удар на религию, так как считали ее воплощением ошибок и предрассудков. Гуманисты провозгласили христианство и все другие религии иррациональными и неуместными[14].

Шотландский философ Дэвид Юм (1711-1776), затем, ближе к концу Просвещения, Эммануил Кант (1724-1804) и, наконец, Джон Локк 632-1704) по праву являются «крестными отцами» гуманизма. Вся эта интеллектуальная тройка решительно отрицала существование универсальных истин, навязываемых религией[15].

В результате, проповедники гуманизма спровоцировали колоссальные изменения в обществе. Если раньше атеизм, который теперь лег в основу гуманизма, был крайне непопулярен в религиозном обществе, то теперь его подали в новой обертке и его идеи быстро охватили весь мир. Прежде, каждая страна исповедовала одну официальную религию, однако теперь появляются светские государства. Если раньше люди, жившие в сформировавшемся на протяжении многих веков религиозном обществе, даже не будучи верующими, знали, что истина у церкви, то гуманизм вселил веру, будто человечество, вооружившись разумом и наукой, само сможет изыскать истину и беспрепятственно двигаться к лучшей жизни. Тенденция проявившееся в Едемском саду не изменилась – синдром автономного мышления вновь воспевает свою независимость.

а) Новый «бог» науки

В роли правой руки гуманизма и одновременно борца с религиозной тьмой выступили наука[16]. В отличие от философов древности, которые для выяснения истины сначала делали логические умозаключения, а потом их доказывали или опровергали, ученые попытались зайти с другой стороны. Они осознали, что для выяснения истины, намного лучше сначала делать измерения и наблюдения, а затем уже их анализировать[17].

Майкл Крюгер отмечает, что «роль стража истины перешла от церкви к науке. Архаичный догматизм и иррациональные размышления ушли в прошлое: наука, в основе которой лежала рациональность, стала новым богом, и теперь любая интеллектуальная теория, если хотела получить право на жизнь, должна была отдавать ей дань, подчиняться ее требованиям»[18].

Встав на этот путь, тут же человечество столкнулось с массой вопросов, которые требовали «нового» взгляда. Человек по-прежнему нуждался в объяснении своего бытия: «Откуда я появился?», «В чем смысл моей жизни?», «Куда я иду?» Наиболее яркая попытка сформировать у людей новое понимание этих вопросов – это возникновение во второй половине XIX века теории эволюции. Чарльз Дарвин (1809-1882) как никто другой подорвал авторитет Писания в умах многих людей. В его интерпретации человек уже не творение Бога, но всего лишь облысевший примат – один из «обломков» большого взрыва; смысл же жизни, по-видимому заключается в том, что выживает сильнейший…

Однако, эйфория научного мира, которая возникла на фоне появления нового рационалистического подхода к толкованию реальности, необходимо справедливо подвергнуть критике. Проблема нового «бога» науки в том, что он напрямую зависит от ограниченного разума человека, а значит, ошибается.

История доказала, что наука имеет такое свойство, как «открытость». Нет никаких гарантий, что спустя какое-то время ученые не совершат новые открытие, которые опровергнет уже устоявшуюся, как истину, точку зрения предшественников. Например, многие годы ученые верили, что при горении топливо утрачивает так называемый флогистон. С помощью допущения существования такого невесомого флюида было объяснено так много явлений, что в существовании флогистона никто не сомневался. Теперь же ученым очевидно, что флогистона не существует, а горение является присоединением кислорода[19].

Наука «открыта», что свидетельствует об ограниченности человеческого разума. Таким образом, если разум ошибается в отношении видимого материального мира, который поддается изучению, то какие гарантии, что он не будет ошибаться в отношении нравственных вопросов или духовного мира, который не может видеть? Никаких!

б) «Костыли» психологии

Отвергнув Божью универсальную истину, помимо онтологической дезориентации в отношении своего бытия, человек остался один на один со своими проблемами и нуждами – он также впадает в депрессию, болеет, испытывает чувство вины и т.п. Если раньше человек шел к священнику, то теперь у него появилась альтернатива – пойти к священнику современного атеистического мира, то есть психологу. Наука сказала, что Бога нет, Библия не авторитетна, поэтому человек сам должен решать свои проблемы. «Помоги себе сам» – это та идея, которая спустя 40 лет после появления теории эволюции вдохновила Зигмунда Фрейда (1856-1939) совершить безжалостную психологическую атаку на религию[20].

Фрейд считал, что религиозное учение не имеет никаких оснований в истине и что религия в действительности является признаком невроза. Только его метод психоанализа, который основан на исследовании подсознания, может помочь человеку избавиться от порабощения религиозных догм и достигнуть свободы[21].

В итоге, на смену священникам пришли психологи. Пройдет еще немного времени и в XX веке психология уже ворвется в церковь. На смену пасторам придут христианские психологи, которые будут применять в процессе освящения верующих приемы и методы сгенерированные умом неверующих людей. Библия же ясно говорит, что ум неверующего человека пребывает во тьме – он мертв (Еф.4:17,18). Возникает вопрос: как кто-то, пребывающий во тьме, может рассуждать о вещах, которые можно видеть только при свете? Психология, пусть самая «христианская»[22] на свете, не способна оказать реальную духовную помощь верующим, так как построена на человекоцентричных принципах гуманизма, а не библейских.

Ведя борьбу с виной, а не грехом, психология закрепила в душепопечительской практике модель прагматичной истины. Если науке более присуща концепция гармоничной истины, которая заключается в попытке стройного связывания всех процессов и явлений, то, согласно прагматичной теории, истина – это полезность знания и его эффективность. Истинным является то, что практически работает и приносит пользу.

Итак, несмотря на эту разность между наукой и психологией, существует большое сходство – и в науке, и в психологии именно независимый человек ставит печать одобрения на том, что претендует на звание истины. Гуманизм, поставив в центр человека, заложил новое понимание действительности, в которой истина теперь исходила не от Бога, но формировалась на основании заключений разума и прагматичных разработок человечества.

Философия постмодернизма: приватизация истины

Третье популярное мировоззрение современности – это философия постмодернизма. В отличие от модернистского мышления, которое признавало существование объективной истины, постмодернизм помог человечеству избавиться от абсолютов. «Его девиз звучит так: абсолютная истина — в том, что абсолютной истины нет»[23].

По своей сути постмодернизм есть не что иное, как естественное продолжение экзистенциализма[24]. Эта философия была построена на той идее, что истину можно найти только за пределами разума, который только мешает человеку в его поисках. Для этого нужно пережить «конечный опыт»[25].

Англичанин Олдос Хаксли (1894 – 1963), автор высказывания – «и познаете истину, и истина сведет вас с ума», говорил, что нам следует дать здоровым людям наркотические средства, и тогда они смогут отыскать истину в своей собственной голове[26]. «Благодаря Хаксли, экзистенциалистское представление о том, что смысл и порядок вселенной создаются субъективным сознанием человека, а не объективной внешней силой, пришла к своему логическому умозаключению. Истина оказалась у каждого в собственной голове»[27].

Вооружившись этим представлением, постмодернисты спроецировали такое непочтительное отношение к истине на герменевтику. В результате, любому тексту стали приписывать много смыслов, а смысл стал пониматься как производная внутренних потребностей и личного опыта человека. Философия постмодернизма гласит: «Что-то верно, если это истинно, для меня!», «Ты веришь в Бога, читаешь Библию? – это хорошо…, но для тебя. Для меня же хорошо другое…». Таким образом, с приходом постмодернизма многие искатели истины не ограничились просто ее переосмысливанием, они приватизировали ее. Истина перешла из сферы внешнего познания, в сферу внутреннего созерцания.

Такая радикальная герменевтика плюс радикальный релятивизм, который учит, что реальность определяется свободной личностью, живущей в обществе, естественно привел к радикальному плюрализму – культуре с шведским столом по выбору религии[28]. Истина в том, что ни одно мировоззрение не может претендовать на абсолютную истину. Есть много «истины» и не имеет значения, какое мировоззрение выбирает человек, потому что все пути ведут к Богу. В результате, толерантность стала главной добродетелью: единственное заблуждение – говорить, что убеждения другого неверны.

Такой подход мы встречаем в статье Джона Гея с весьма показательным названием: «Как выбрать себе Бога (и почему я выбрал своего)»[29]. Как проницательно отмечает Крюгер: «Несомненно, автор преследовал самые благородные цели, но, похоже, он даже не осознает, что таким названием срубил сук, на котором сидел. Вопрос о том, как неверующему выбрать себе бога, риторический, потому что он уже сделал свой выбор: его бог – он сам (Фил. 3:19).

Таким образом, в постмодернизме притязание человека на автономность раскрылось с еще большей силой. Стремление к независимости пропитало все аспекты культуры – развлечения, бизнес, право, отдых и религию. «Я сам определяю все аспекты реальности! Я автономен!» О, какой же это навязчивый рефрен! – «В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд 21:25).

Также как и атеизм, и гуманизм, постмодернистское мышление – это превознесение независимого человека. Несмотря на то, что эти три философии во многом отличаются друг от друга, у них есть один общий элемент: человек – мерило истины. Более того, эти интеллектуальные парадигмы оказывают свое пагубное влияние и на христиан. Так, нередко, ведя диалог с неверующими, христиане начинают стесняться Библии, выносить ее за скобки дискуссии, в конце концов, апеллировать к разуму, опыту или науке. Однако, признавая за человеком способность правильно и адекватно мыслить, не опираясь на Библию, мы делаем его мерилом и судьёй̆ истины. Клайв Льюис был прав, когда говорил: «Бог даже может выиграть дело – это не важно. Важно, что судейское кресло занимает человек, а Бог находится на скамье подсудимых»[30].

 III. Возвращение к истине: фиаско человеческой автономности

Итак, в начале, восстав против Бога, человек лишился почвы под ногами, затем всю историю человечество барахтается в болоте мировоззрений и в своей автономности пытается удержаться на плаву. Независимость от Бога, принимающая вид ангела света, которая была такой привлекательной для человека и сулила счастье, внезапно обернулась катастрофой – вонзила нож в спину потерянного общества. Мировые войны, аборты, эвтаназия, расизм, растление, лжеучения, разрушение семьи и многое другое – все это горькие плоды независимости.

Модели истины изобретенные людьми не работают. Человек сказал: «Истина гармонична! Поэтому нужно взять все факты и последовательно совместить их вместе». Гитлер так и сделал – он тщательно и гармонично взвесил все факты и пришел к убеждению, что убийство евреев очень даже логично, так как они мешают развитию арийской расы. Другой человек сказал: «Истина прагматична!» Пришел Сталин и так и сделал: «Нет человека, нет проблемы» – звучит очень прагматично. На практике же подобная философия вылилась катастрофой для миллионов и миллионов людей.

Автономия крайне опасна. Она опасна хотя бы потому, что ад может стать той истиной, которую человек увидит слишком поздно. Поэтому вопрос встает ребром: что делать? Путь один – вернуться к истокам, вернуться к истине, вернуться к Богу.

Бог – мерило истины, но не человек

С точки зрения христианского мировоззрения только одна модель истины справедлива. Истина – это соответствие мысли (высказывания) и действительности (вещи) с точки зрения Бога[31], так как Его понимание действительности никогда не искажено. Проще говоря, истина это то, что является объективным выражением Божественной реальности (Ин. 14:6, 1:14; Еф. 4:20-21)[32].

Когда Александр Солженицын был удостоен Нобелевской премии в области литературы, он завершил свое выступление, процитировав русскую пословицу: «Одно слово правды весь мир перетянет»[33]. Если применить это высказывание к нашей теме, то для христианина станет очевидно, о каком слове правды идет речь. Христос! (Ин. 1:1) Все философии этого мира ничто в сравнении с Ним. И это верно, потому что христианство называет истиной не некоторую абстрактную идею, а основополагающую живую личность Иисуса Христа – Бога-Слова – Логоса, Который изрёк: «Я есть путь, истина и жизнь» (Ин.14:6).

Однако, к воплощенному Слову человек сегодня приходит, через написанное Слово, к воплощенной Истине – через написанную Истину. Это ясно провозгласил Сам Господь: «Слово твое есть истина» (Ин. 17:17). Этот стих интересен тем, что Христос не использует прилагательное αληθινος или αληθης (истинный), что означало бы «Слово Твое истинно». Иисус использует существительное αληθεια, утверждая не просто факт, что Слово Божье истинно, а то, что оно и есть сама истина.

Вот почему все законы, будь то моральные законы, или законы регулирующие общественную жизнь, должны всегда основываться на Его Истине[34]. Во всей вселенной существует только один Законодатель и Судья (Иак.4:12), Который решает, что правильно и неправильно, что хорошо и что плохо, что есть добро, а что есть зло. Не существует отдельного стандарта благости, который можно было бы применить к Богу и измерять им Его. У Него Своя, единственно верная система знаний (ценностей), потому что Бог не может лгать (Чис. 23:19). Вот почему лучший способ увидеть, что палка кривая, не спорить об этом, а положить прямую палку рядом с ней – «Во свете Твоем мы видим свет» (Пс. 35:10).

Итак, несмотря на то, что в своем противлении человек сам хочет определять истину, ее мерилом является только Бог.

Бог – наивысшая ценность, но не человек

Более того, Истина открывает человеку еще одну поразительную вещь – оказывается главным смысловым центром веселенной является вовсе не человек, но Бог! Гуманизм и другие философии пытающиеся превознести человека отчаянно оспаривают этот величайший факт, но Писание говорит предельно ясно: «Ибо все из Него, Им и к Нему» (Рим. 11:36).

Бог создал Истину, и весь мир был создан для Него (Пр. 16:4). Бог сотворил Истину, чтобы зная ее, человек прославлял Его, как наивысшую ценность во вселенной. Неверующие люди в каких-то пределах видят Божьи истины в творении. Им известно многое в науке и культуре. Но от этого они не испытывают желания к Богу и удовольствия в Нем, то есть используют свои знания не по назначению. Однако, вся истина существует, чтобы человек мог знать, любить и видеть Бога. В противном случае, он будет грешить.

Наконец, важно обратить внимание еще на один факт, который должен осознать человек, возвращающийся к истине:

Бог – праведный судья, но не человек 

Как уже было отмечено выше, изобретенные человеком мировоззрения, в том числе и обсуждаемые в этой работе, объединяет одно: все они ставят человека в положении судьи. Истина находится под следствием. Атеист отвергает истину и ее существование, гуманист дает ей новое определение, постмодернист ищет ее в себе – люди относятся к Истине без капли почтения.

Однако, один есть Законодатель и Судья и только Он может судить об истине. Его позиция предельно ясна: «Погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну» (1 Кор. 1:19). Более того, Бог будет судить человека, который судил истину, «ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа…» (Деян. 17:31). Убитая истина однажды вернется для того, чтобы убить. И как бы грешный человек ни старался, он никогда не сможет уничтожить истину – Она может уничтожить его, если он так и не преклониться перед Ней.

Заключение

Итак, в заключении стоит сказать, что пронзительный призыв апостола Павла в Послании к колоссянам актуален и сегодня: «смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу» (Кол 2:8). Сегодня верующие живут в мире, который пропитан «философиями и пустым обольщением». Пробираясь сквозь тьму этого мира, христиане должны ясно осознать, что мышление неверующих людей пропитано различными философиями, которые превозносят автономность человека.

Как же христианину сохранить себя от обмана мировоззрений, которые выступают против познания Христа? Как можно различить разницу между конкурирующими философиями в эпоху постмодерна? Есть только одно средство – Истина! Она не настолько близко, чтобы быть внутри нас, она не настолько далеко, чтобы быть недоступной. Она у Бога! Она и есть Бог!

При этом, так называемый «поиск истины» человеком – это не что иное, как попытка бегства и поиск независимости от Бога. Парадокс, но люди ищут истину, потому что отвергают Истину. Библия говорит, что люди знают куда им нужно идти и перед Кем преклониться (Рим. 1), но бегут прочь. Истина же не сокрыта, чтобы ее искать. Бог открыл ее в Своем Слове и теперь людям необходимо прийти к тому, что Он открыл.

Вот почему, христиане должны нести «истинную» Истину в этот мир. Неверующим нужна не христианская мораль и не смена мировоззрения – им нужно избавление от иллюзии автономности, в которую они так наивно верят. Грешникам нужна свобода, которую может дать только Божья абсолютная истина: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8:32). От чего ушли люди в Едемском саду, к тому теперь они должны прийти вновь!


1 Андрей Платонов. Котлован (1930). Режим доступа: http://www.klassika.ru/read.html?proza/platonov/kotlovan.txt (17.12.13).

2 Ричард Л. Пратт. Пленяем всякое помышление. Руководство по Библейской апологетике / Пер. с англ. Сакраменто: Благодать, 2003. С. 64.

3 Там же.

4 Слово автономность состоит из приставки «авто» и корня «ном». «Авто» означает «сам», в то время, как греческий корень «ном» означает «закон». Поэтому слово автономия означает самозаконие. «Быть автономным – значит быть самому себе законом» (см. Роберт Спраул. Избранные Богом / Пер. с англ. СПб.: Мирт, 2001. С. 31).

5 Уэйн Грудем,. Систематическое богословие: Введение в библейское учение / Пер. с англ. СПб.: Мирт, 2004. С. 556.

6 Конечно, в определенной степени слова человека могут соответствовать Божьей истине, так как в человеческой системе стандартов есть «блоки» ценностей, которые он скопировал из Божьей системы стандартов. Человек даже может скопировать у Бога, к примеру, 80% Его ценностей (например, признавать Библию за не иссекаемый источник морали и применять некоторые ее истины в жизни) и потом «заявлять» людям о своей благости. Но несмотря на это система ценностей человека изуверски искажена грехом – вот почему люди не способны различать, что добро и что зло, разве что на самом примитивном уровне.

7 На самом деле речь идет только о мнимой независимости: человек думает, что он не зависит от Бога, но на деле все в точности наоборот – человек абсолютно зависим от Него, хотя и продолжает отрицать это.

8 См. Энциклопедия Кирилла и Мефодия. Режим доступа: http://megabook.ru/article/АТЕИЗМ (17.12.13).

9 Simson R. Najovits. Egypt, the Trunk of the Tree. Б.м.: Algora Publishing, 2003. С 56- 57. См. Sarvepalli Radhakrishnan and Charles A. Moore. A Sourcebook in Indian Philosophy. Princeton University Press, 1957. С. 227-249.

10 Шутливое прозвище четырех англоязычных авторов: Кристофер Хитченс, Сэм Харрис, Ричард Докинз и Даниель Деннет.

11 Условное название системы взглядов ряда учёных, философов и общественных деятелей, в основе которой лежат представление о религии как о болезни современного общества, с которой нужно активно бороться.

12 Мысль эпохи Просвещения хорошо исследована в следующем труде: Ernst Cassirer, The Philosophy of the Enlightenment. Princeton, N.J.: Princeton University, 1951.

13 Некоторые из главных мыслителей этого периода были Вольтер (1694-1778), Жан-Жак Руссо (1712-1778), Дени Дидро (1713-1784) и Дэвид Юм (1711-1776).

14 J. P. Eckman. The truth about worldviews: A biblical understanding of worldview alternatives. Wheaton Ill.: Crossway Books, 2004. С. 16.

15 Там же.

16 Сработал «фактор разоблаченности». Если раньше люди видели молнию и думали, что это Бог стрелы метает, то теперь они узнали, что молния всего лишь электрический разряд. Религия и Бог теперь были разоблачены… и это нужно сказать сработало.

17 Филипп Стотт. Жизненно важные вопросы / Пер. с англ. СПб.: Библия для всех, 1996. С. 7.

18 Майкл Крюгер. Достаточность Священного Писания для апологетики. Режим доступа: http://www.propovedi.ru/resource/sufficiency-of-scripture-for-apologetics/ (14.12.13).

19 См. Филипп Стотт. Жизненно важные вопросы / Пер. с англ. СПб.: Библия для всех, 1996. С. 7-8. Подобным образом во времена Дарвина клеткой считали маленькую черную точечку, которая имела очень простое строение. Сегодня же ученые знают, что клетка – это на самом деле целый город в миниатюре.

20 Наиболее влиятельный труд Фрейда – «Будущее одной иллюзии», который был написан в 1927 году.

21 J. P. Eckman. The truth about worldviews: A biblical understanding of worldview alternatives. Wheaton Ill.: Crossway Books, 2004. С. 5.

22 То есть, приправленная христианской терминологией и текстами из Библии.

23 Майкл Крюгер. Достаточность Священного Писания для апологетики. Режим доступа: http://www.propovedi.ru/resource/sufficiency-of-scripture-for-apologetics/ (14.12.13).

24 Основные деятели постмодернизма были учениками Жан-Поля Сартра (1905 – 1980).

25 Это понятие ввел немецкий философ Карл Ясперс (1883 – 1969). Его суть заключается в том, что вопреки утверждению нашего разума об абсурдности жизни, человек может пережить настолько громадный опыт, что он даст ему основу для веры в смысл существования (см. Ф. Шеффер. Чтобы продолжалась жизнь. С. 183).

26 В этой связи были популярны разговоры о том, чтобы запустить ЛСД в городские системы водоснабжения. Однако, в начале семидесятых годов, несмотря на то, что количество употребляющих наркотики только росло, с этой идеологией было покончено.

27 Шеффер, Френсис. Чтобы продолжалась жизнь. Взлеты и падения западной мысли и культуры / Пер. с англ. Курск: НБЦ Апологет, 2006. С. 140.

28 J. P. Eckman. The truth about worldviews. С. 10
29 См. Майкл Крюгер. Достаточность Священного Писания…. С. 25

30 Цит. по Майкл Крюгер. Достаточность Священного Писания для апологетики.

31 Такая модель носит название «теория соответствия» или «корреспондентская истина». При этом, для установления соответствия мысли и действительности человек полагается на авторитет Бога.

32 Можно дать такое определение: истина – это установленная Богом, объективная система стандартов, которая объясняет смысл бытия человека и дает ему незыблемые моральные принципы.

33 C. R. Swindoll. The tale of the tardy oxcart and 1501 other stories. Nashville: Word Publishers, 2000.

34 К сожалению, как замечает Ф. Шеффер сегодня: «…современная политическая система в большей степени опирается на независимое суждение или опыт предшествующих прецедентов. Принцип Lex Rex (Король – это закон) превратился в Rex Lex (Закон – это король). Произвольное суждение, которое учитывает текущую общественную выгоду – вот король нашего общества» (см. «Что бы продолжалась жизнь». С. 180).


Скачать .pdf

Оставить комментарий