Пока без комментариев

Учение Аврелия Августина о свободе воли
Автор: Алексей Мартыненко


Когда христиане слышат имя Августина Аврелия, то каждый из них, независимо от того, к какой христианской деноминации он принадлежит, если он знаком с историей христианства, может в некоторой степени отнести себя к последователям его учения. Это неудивительно, поскольку Августин внес колоссальнейший вклад в развитие христианских доктрин. Церковный историк Тони Лейн в своей книге «Христианские мыслители» называет его величайшим христианским теологом после апостола Павла[1].
Он был ведущим богословом западной церкви своего времени. Своими рассуждениями о церковных таинствах, Троице, пресуществлении и учении о чистилище он оказал огромное влияние на все средневековое богословие католической церкви[2]. Косвенно он оказал влияние и на богословие восточной церкви своей борьбой против несторианства, арианства и пелагианства[3]. Также он был вдохновителем и европейской протестантской реформации XVI века[4]. Её деятели в некотором роде обязаны августиновскому учению об оправдании по благодати, а также о предопределении и о рабстве воли.
Августин принимал самое активное участие во всех богословских спорах церкви своего времени. Он был защитником ортодоксального учения и выступал против манихеев, донатистов и пелагиан[5]. На его труды ссылались богословы средневековья, протестантской реформации XVI века[6], а современные богословы и проповедники продолжают ссылаться и сегодня.
Он был не просто теоретиком, любящим рассуждать о богословии. Нет. Он писал о том, что хорошо знал и испытал на собственном опыте. И тот опыт, который по Божьему провидению ему довелось переживать в своей жизни, оказал огромнейшее влияние на развитие его богословия. Впрочем, в современном протестантском христианстве существуют различные мнения о том, насколько положительным или отрицательным был этот опыт. В частности, бытует мнение, что на его окончательное понимание состояния воли человека негативным образом повлияло манихейство, отрицавшее свободу воли[7]. И что под влиянием этой секты он развил свое учение о двойном предопределении.
Но такой подход к данной исторической ситуации нельзя считать компетентным, поскольку он не учитывает множества других факторов, влияющих на Августина. В нашем исследовании мы проведем краткий обзор исторических вех в жизни Августина, оказавших влияние на формирование его учения о свободной воле. Мы рассмотрим: 1) влияние его матери Моники, 2) его опыт принадлежности к манихейству и 3) неоплатонизму, а также 4) пасторское влияние Амвросия и 5) влияние главного оппонента его богословия – Пелагия. На основании этого обзора, мы сделаем выводы о том, каким образом формировалось его учение о свободной воле.
1.      ВЛИЯНИЕ МОНИКИ
Пожалуй, самый значительный вклад в формирование богословия Августина внесла его мать Моника – благочестивая христианка, которая своей жизнью показывала ему образец нелицемерной веры и приверженности ортодоксальной церкви. А своими постоянными молитвами о нем явила на практике действенность Божественного провидения. Историк Филип Шафф пишет о ней:
Сын, о котором столько молились, не мог погибнуть, и верующей матери, дух которой, следуя за ним, перенес больше страданий, чем её тело, когда она рождала его на свет, было позволено незадолго до смерти, ради ободрения будущих матерей, получить ответ на свои молитвы и ожидания[8].
В сентябре 386 г. в провинции Кассициакума, которая расположена недалеко от Милана, Августин обратился с покаянием к Богу[9]. Но это не было первым шагом его веры. Августин и раньше не сомневался в существовании Бога и даже молился Ему. В «Исповеди» Августин приводит пример такой молитвы:
Юношей я был очень жалок, и особенно жалок на пороге юности; я даже просил у Тебя целомудрия и говорил: “Дай мне целомудрие и воздержание, только не сейчас”. Я боялся, как бы Ты сразу же не услышал меня и сразу же не исцелил от злой страсти: я предпочитал утолить ее, а не угасить[10].
Обращение в Кассициакуме было тем самым переломным моментом в его жизни, когда Дух Святой, возродив его сердце, окончательно повернул его жизнь от погони за грехом к уподоблению в образ Иисуса Христа[11]. Мать Августина, Моника, всегда желала для своего сына того, чтобы он стал посвященным Богу служителем[12]. Она была истинной ортодоксальной христианкой и с уверенностью, основанной на Божиих обещаниях и неотступности своих молитв, терпеливо ожидала той же судьбы и для своего сына[13]. И когда на закате своей жизни она дождалась этого момента, она умирала на его руках с довольством в душе, зная, что её сын обрел спасение в истинной православно-кафолической церкви.
Жизнь Моники оказывала немалое влияние на богословское формирование Августина. Сам он признается, что многократно Сам Бог обращался к нему через её уста. И потому её желания и её наставления по отношению к нему воспринимал как слова Божьи. Он пишет в «Исповеди»:
Горе мне! И я осмеливаюсь говорить, что Ты молчал, Господи, когда я уходил от Тебя! Разве так молчат?! Кому, как не Тебе принадлежали слова, которые через мою мать, верную служанку Твою, твердил Ты мне в уши? Ни одно из них не дошло до сердца моего, ни одного из них я не послушался [тогда]… Это казалось мне женскими уговорами; мне стыдно было их слушаться. А на самом деле они были Твоими, но я не знал этого и думал, что Ты молчишь, а говорит моя мать. Ты через нее обращался ко мне, и в ней презрел я Тебя, я, ее сын, “сын служанки Твоей, раб Твой”[14].
Свое обращение к Господу Августин ставит в заслуги своей матери. Это хорошо видно из его Исповеди, где он многократно, говоря о своем нелегком пути к спасающей истине, вспоминает о её благотворном влиянии на его жизнь. Это она привила ему многолетнюю симпатию к христианству, которая потом, под влиянием проповедей Амвросия, переросла в твердое решение стать христианином, приняв крещение в ортодоксальной кафолической церкви[15]. Её молитвы, уговоры, увещания и неотступность в желании спасения для своего сына в конечном итоге достигли назначенной им от Бога цели. Августин был спасен Господом, и все его дальнейшие Богословские изыскания и его вклад в богословие церкви стали возможными.
Смерть Моники послужила началом новой жизни для Августина. Задержавшись по этой причине в Риме, он на год отложил свое возвращение в родные места, куда ранее намеревался отправиться. Нам очень немного известно об этом периоде его жизни, но именно в это время Августин начал писать свои первые богословские труды, приняв решение окончательно посвятить себя служению Богу, как и желала при жизни его мать[16].
2.      ВЛИЯНИЕ МАНИХЕЙСТВА
Еще до своего обращения в ортодоксальное христианство Августин был связан с сектой манихеев. Это религия, возникшая в Персии в III веке, учила дуализму противоборствующих начал бытия: царства света, добра, духа и царства тьмы, зла и материи[17]. В своих исканиях истины Августин попал под влияние её учителей и около девяти лет он в некоторой степени оставался под её воздействием. Хотя сам он не становился членом секты манихеев (вероятно, потому, что это требовало бы от него жизни безбрачия), но все же во многом он разделял их взгляды[18].
Эту секту отличало её притязание на рациональность мышления, особую духовность и красноречие её проповедников, которые выглядели весьма изящно, высмеивая христианство и Библию. Это было тогда привлекательно для философского, обученного риторике ума Августина, которому язык Библии казался варварским и грубым, а её содержание – полным жестокости и насилия[19].
Поначалу ему казалось, что манихейство может дать ему ответы на волновавшие его вопросы о происхождении зла и примитивности библейского языка[20]. Согласно этому учению, зло не зависит от добра и представляет собой порождение не доброго, а равного ему злого начала, а Ветхий Завет вообще не несет в себе откровения Слова Божьего. Но впоследствии он разочаровался в манихействе, которое не давало ему удовлетворительных ответов на волновавшие его вопросы. Оно полностью снимало с человека ответственность за совершенные им злые поступки, к тому же порождало оно вопросов и проблем больше, чем решало[21]. Решающим фактором для разрыва с манихеями стала беседа Августина с их лидером Фавстом, который был не в состоянии дать удовлетворительные ответы на его сложные вопросы о моральной ответственности человека перед Богом. Тогда Августин окончательно осознал, что внутренне он давно уже порвал с манихеями[22].
Наиважнейшим вкладом манихейства в формирование богословия Августина стало его полное разочарование в нем. Его пребывание в среде манихеев привело к тому, что у него возник вопрос об ответственности человека перед Богом, на который манихеи не могли дать того ответа, который бы полностью удовлетворил его пытливый ум. И ответ на этот вопрос он нашел среди движения неоплатонистов, о чем пойдет речь в следующем разделе. К философскому движению неоплатонистов он примкнул вскоре после того, как оставил манихеев.
Последствия его знакомства с манихейством выразились в том, что после обращения в католическое христианство он написал более 30 работ против учения манихеев[23], среди которых такие книги, как «О природе блага», «О нравах католической церкви и о нравах манихеев», «О книге Бытия» и «О свободе воли»[24]. В них он утверждал, что грех не создан Богом и не является вечным подобно Богу, но происходит из-за злоупотребления человеком свободной волей, которая нейтральна к добру или злу, и поэтому человек ответственен перед Богом за свои поступки[25]. В книге «О свободе воли» он пишет:
Воля, приверженная (примыкающая) общему и неизменному благу, добивается первых и великих человеческих благ, хотя сама является благом средним. Но воля, отвратившись от неизменного и общего блага и повернувшись к собственному благу, внешнему или низшему, грешит[26].
В такой интерпретации учения о свободной воле он проходит полпути с Пелагием. Но в будущем, из-за полемики с последним, его учение о свободной воле изменится настолько, что станет полностью противоположным тому, что он утверждал ранее[27]. В частности, он будет учить тому, что «человеческая воля не благодаря свободе получает благодать, но скорее по благодати [получает] свободу»[28]. О тех, кто предопределен к спасению, он пишет:
Весь этот сонм предопределенных благодать Божия ведет в  Царство  [Божие], притом, что они или не имеют еще никакого свободного решения своей воли, или же [действуют] с решением воли, потому воистину свободным, что освобождено оно самой этой благодатью[29].
А о тех, кто не входит в число предопределенных к спасению, Августин утверждает, что они:
Вполне справедливо осуждаются по [своим] заслугам. Ведь они или подпадают под грех, который по происхождению несут с рождения, и с этим наследственным долгом, не оставленным посредством возрождения, отходят отсюда, или же посредством свободного решения добавляют сверх этого еще грехи. Решения, говорю я, свободного, но не освобожденного, свободного от праведности, но порабощенного греху[30].
Таким образом, он разграничит свободу воли на простую спонтанность решений, которая свойственна всем людям без исключения, и способность к морально- нравственному выбору, доступную только возрожденным от Святого Духа по благодати[31].
3.      ВЛИЯНИЕ НЕОПЛАТОНИЗМА
В июне 386 года Августин, находясь в Милане, получил для прочтения несколько трактатов Платона. Среди них, вероятно, были «Что такое зло и откуда оно», «О прекрасном», и «О трех ипостасях». Не отрываясь от их прочтения, он вдруг понял: «Манихеи ошибались, утверждая, будто зло – есть нечто субстанциональное; на самом деле зло есть просто недостаток или отсутствие блага. Моральное же зло зависит от человека»[32].
Неоплатонизм, в отличие от манихейства, учил тому, что есть только одно первоначало, а все существующее во вселенной исходит из него путем эманации – подобно концентрическим кругам на поверхности воды, в которую брошен камень[33]. Таким образом, все творение подвержено ступенчатому удалению от высшего «единого и всеобщего» начала к разобщенной материи[34]. Это мировоззрение позволяло Августину найти ответ на волновавшие его вопросы о происхождении зла. Творец всего сущего выглядел в нем существом бесконечно благим и свободным от зла, а присутствие зла во вселенной объяснялось не как «творение», а как удаление от благости Творца. Такой ответ на вопрос о существовании зла более всего соответствовал христианскому мировоззрению, в истинности которого в своем разуме он уже был убежден[35]. Впоследствии о самом Платоне он писал, что «никто не приблизился к нам [христианам] более, чем философы его школы»[36].
Главным вкладом платоновской философии в богословие Августина было четкое осознание библейской концепции сущности зла: понимание его не как некоего «творения», исходящего из первоисточника всего, а как удаления от всеблагого Творца. Позже, когда он обратился в христианство, это привело его к осознанию того, что Бог дал человеку свободную волю для того, чтобы творить дела, угодные Богу. Человек же, пользуясь ею неправильно и тем самым по собственному произволу совершая грех, производит зло, и потому он сам ответственен перед Богом[37].
4.      ВЛИЯНИЕ ЕПИСКОПА АМВРОСИЯ
Неоплатонизм в некотором роде послужил для Августина плацдармом для обращения в христианство. В то время он уже посещал ортодоксальную церковь, в которой проповедовал Амвросий – священник Милана. Амвросий объяснял трудные и некрасноречивые, по мнению Августина, места Писания при помощи аллегорического метода толкования. Например, во второй части книги «О покаянии» Амвросий, призывая к оплакиванию своих грехов и уверяя, что Христос слезами грешника и церкви побуждает грешников к прощению, дает аллегорическое, но красноречивое толкование истории о воскрешении Лазаря:
Придет к гробу твоему Христос и если увидит плачущую о тебе благоуслужливую Марфу …то подвигнется милосердием, увидев слезы многих, льющиеся о смерти твоей, и скажет: где вы положили его? То есть, между каким родом преступников, в каком чине кающихся? …Народ скажет ему в ответ: Пойди и посмотри; что значит: приди? То есть, да придет отпущение грехов, да придет жизнь умерших, да придет воскресение мертвых, да придет и для этого грешника Царствие Твое. Придет — и повелит отвалить камень, наложенный на плечо грешника»[38].
Такое толкование Писания выглядело достаточно красноречиво и изящно в глазах искушенного риторикой Августина[39]. Слушая его проповеди и читая послания Павла, в особенности послание к Римлянам, он сопоставлял их с философией Платона и находил в них много схожего[40]. Позже, в «Трактате о блаженной жизни», он так писал об этом:
Прочитав… несколько книг Платона… и сопоставив с ними, насколько мог, авторитетное суждение тех, которые передали нам божественные тайны, я воспламенился до такой степени, что готов был обрубить все свои якоря, если бы не поколебало меня мнение некоторых людей. И тут на помощь мне, предавшемуся пустым упражнениям, подоспела буря, почему-то считающаяся несчастьем. Меня вдруг охватила такая сердечная боль, что, не будучи в состоянии переносить бремя той профессии, которая, быть может, унесла бы меня к сиренам, я бросил все и привел свой разбитый корабль в желанное затишье[41].
Встреча Августина с Амвросием круто повернула дальнейшую судьбу первого[42]. Проповеди Амвросия и чтение посланий Павла наряду с постоянным общением с матерью способствовали его решению покориться призыву Божественного Евангелия[43]. И наконец, после своего знаменитого обращения в Миланском саду, немногим более чем через полгода, он принимает крещение от Амвросия и принимает решение окончательно расстаться со всем, что связывало его с прежней жизнью[44]. Он оставил довольно прибыльное преподавание риторики, продал свое имение, раздал деньги нищим, а сам впоследствии стал вести монашеский образ жизни, добровольно дав обет безбрачия[45].
Главным образом Амвросий повлиял на Августина тем, что привил ему любовь к Священным Писаниям, которые прежде казались Августину грубыми и варварскими по своему стилю. Благодаря этому Августин все меньше оставался философом и все больше становился богословом. До своего обращения он следовал определенной философской системе: сначала манихейству, потом – платонизму; после обращения он покорился христианской философии, основанной на божественном откровении Священного Писания. С этих пор он стал выстраивать свое богословие, основываясь на авторитете Библии, а не на человеческой мудрости. Это привело к тому, что вскоре он полностью вытеснил многие философские заблуждения из католической церкви и стал, по сути, основателем новой христианской философии[46]. В конце своей жизни он сделал глубокий анализ и редакцию всех своих произведений и описал свои изменившиеся со временем взгляды в своих «Отречениях». Касательно вопроса свободной воли в «Отречениях» он писал:
Поскольку мы не можем хотеть [добра], если не будем призваны; и когда после призвания восхотим, не достаточна наша воля и наше стремление, кроме как если Бог и силы даст стремящимся, и приведет туда, куда призывает… …Итак, ясно, что не  от желающего, не от подвизающегося, но от милующего Бога (Рим.  9,  16) происходит то, что мы делаем добро[47].
5.      ВЛИЯНИЕ ПЕЛАГИАНСТВА
К тому моменту, когда Августин впервые услышал о пелагианстве (это был 411 год), он уже в течение пятнадцати лет являлся епископом африканского города Гиппон и вел духовные сражения с сектой донатистов[48].
Пелагий учил, что Божья благодать дается человеку за его заслуги. В послании к Деметриаде он утверждал: «Если мы будем преданы Богу, исполняя волю Его так, что заслужим Божью благодать, то с помощью Святого Духа легче воспротивиться нам духу нечистому»[49]. И что достичь успеха в послушании Богу христианин может, полагаясь лишь на пример и учение Иисуса Христа[50]. Состояние любого человека, рожденного в мир, он не считал падшим и приравнивал его к первоначальному состоянию Адама до грехопадения[51]. Под благодатью же он понимал природную способность человека достигать добра собственными силами[52]. Пелагий писал:
Всеблагой Творец пожелал, чтобы мы были способны делать и то, и другое [добро и зло], но делали бы только одно, а именно добро, как Он и повелел. Он даровал нам возможность творить зло только для того, чтобы мы по собственной нашей воле творили Его волю. Если верно, что мы можем творить также и зло,— это благо. Благо, повторяю я, потому что это усиливает дело добра. Ведь человек добровольно его выбирает, он следует добру не по необходимости, но свободный по праву своему[53].
Приверженность Августина библейскому учению о греховности человека, уверенность его в том, что для примирения человека с Богом благодать необходима, – всё это никак не могло оставить его равнодушным к пелагианскому искажению этих истин. Ведь живой иллюстрацией правдивости библейского учения был жизненный пример самого Августина. В «Исповеди» он писал о состоянии своей воли следующее:
Я вздыхал [о возможности служить Богу], никем не скованный, но в оковах моей собственной воли. Мою волю держал враг, из нее сделал он для меня цепь и связал меня. От злой же воли возникает похоть; ты рабствуешь похоти – и она обращается в привычку; ты не противишься привычке – и она обращается в необходимость. В этих взаимно сцепленных кольцах (почему я и говорил о цепи) и держало меня жестокое рабство. А новая воля, которая зарождалась во мне и желала, чтобы я чтил Тебя ради Тебя и утешался Тобой, Господи, единственным верным утешением, была еще бессильна одолеть прежнюю, окрепшую и застарелую. И две мои воли, одна старая, другая новая: одна плотская, другая духовная, боролись во мне, и в этом раздоре разрывалась душа моя[54].
И хотя к самому Пелагию Августин не испытывал никакой неприязни, с его идеями он боролся до конца своих дней[55]. Например, в книге «О предопределении святых», рассуждая о причинах Божьего избрания к спасению только некоторых, он писал:
Если доискиваться причины того, почему тот или иной оказывается достойным, то не переведутся утверждающие, будто таковой причиной является человеческая воля. Мы же говорим, что это совершается по благодати или предопределению Божьему… … Бог по предопределению предузнает то, что Сам собирается сделать[56].
А по вопросу о том, почему тем, кто не избраны, не дана от Бога способность выбрать Бога, в книге «Об упреке и благодати», он отвечал с ученым смирением:
«Я отвечу, что не знаю. Ведь не над­менно, а зная свою меру, я слушаю слова апостола: О человек, кто ты, что возражаешь Богу? (Рим 9:20) и: О, высота богатства премудрости и ведения Божия! Как непостижимы суды Его и неисследимы пути Его! (Рим 11:33) Итак, если удостоил Он открыть нам суды свои – станем благодарить Его, а если решил сокрыть – не станем роптать против Его решения, но поверим, что и это также в высшей степени спасительно для нас.
Как уже упоминалось выше, в своих ранних трудах Августин в своем понимании свободной воли был близок к пониманию Пелагия. Но спор с Пелагианами побудил его к более тщательной разработке учения о состоянии человеческой воли.
В уже более тщательно разработанном учении он разделяет два вида свободы. Во-первых, это простая спонтанность решений в отличие от действия по принуждению или из инстинкта. Как грех, так и святость для человека – добровольны. Они являются волевыми решениями, не исходящими из природной необходимости. Эта свобода принадлежит всем людям всегда и характерна для человеческой воли даже в греховном состоянии. Она – обязательное условие вины и наказания, заслуги и награды[57]. Это подчеркивает моральную ответственность человека перед Богом. Во-вторых, это свобода морального выбора между добром и злом. Свобода, которую Августин приписывает лишь первому человеку до грехопадения. Адам утратил ее после того, как выбрал зло. Выбрав же зло, он попал в рабство греха[58]. И теперь, из-за этого греховного рабства, «человеческая воля  предваряется благодатью  Божией»[59].
В нынешнем состоянии всякий человек имеет способность грешить, но на небесах его свобода превратится в образ Божьей свободы и человек не сможет уже грешить, потому что более не захочет этого. Такая способность недостижима для человека без действия Божьей благодати[60]. После грехопадения человек утратил свободу воли, которая заключалась в склонности к добру и любви к нему. У него осталась лишь свобода выбора между грехами. Таким образом, свобода выбора обернулась необходимостью греха и рабством злу. Так что по причине утраты человеком Божьей благодати его свободная воля, изначально предназначенная для достижения полного совершенства, стала для него источником зла[61].
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Как видно из нашего краткого обзора влияния исторических вех в жизни Августина на формирование его учения о свободной воле, эти вехи были отнюдь не спонтанными случайностями, а этапами Божественного провидения в его жизни. Жизненный пример его матери Моники, её желания в отношении Августина, её неотступные молитвы привили ему, тогда еще противящемуся Божьему провидению, симпатию к христианству, в котором он видел незыблемый идеал, к которому следует стремиться. Его разочарование в манихействе породили в нем вопросы об основании для ответственности человека перед Богом. Неоплатоническое объяснение природы и сущности зла как удаления от всеблагого источника всего сущего привело его к пониманию свободной воли как Божьего дара для того, чтобы творить добро, и помогло ему понять, что неверное использование этого дара и порождает зло. Проповеди Амвросия привили Августину любовь к Священному Писанию как к незыблемому авторитету в истинной философии. И, наконец, богословские противоборства с пелагианами побудили его к более точной и тщательной разработке учения о свободе и рабстве воли.
Таким было это влияние. Каково оно по своему характеру – решать читателю. Но, независимо от этой оценки, для всех должно быть очевидным то, что, по Божьему провидению, плоды уникального духовного опыта, служения и литературных трудов Августина продолжают оказывать значительное формирующее действие на все последующие поколения верующих в истории церкви до наших дней.
___________________________
[1] Лейн Тони. Христианские мыслители. – СПб.: Мирт, 1997. С. 53.
[2] Шафф Филип. История христианской церкви. Современное Христианство, реформация в Швейцарии / Пер. с англ. – СПб.: Библия для всех, 2012. – Т.3. – С. 664.
[3] В своем последнем труде “Против Нестория” преподобный Кассиан тесно связывает учения Нестория и Пелагия, осужденных III Вселенским Собором в Ефесе в 431 году и яростно обрушивается на них обоих, обвиняя Нестория, говоря: “Ты покрыл себя такими злыми и богохульными нечестиями, что кажешься в своем безумии превосходящим даже самого Пелагия, который превзошел почти всех в нечестии” (“Против Нестория”, V, 2). В этой книге преподобный Кассиан также подробно цитирует документ пелагианского пресвитера Лепория Иппонского, в котором последний публично отрекается от ереси; этот документ, по утверждению преп. Кассиана, содержит “исповедание веры всех кафоликов” как противное пелагианской ереси. Он был принят африканскими епископами (включая Августина) и был, вероятно, написан самим Августином, которому Лепорий обязан своим обращением (“Против Нестория”, 1, 5-6). В другом месте этой книги (VII, 27) св. Кассиан цитирует блаженного Августина как одного из святоотеческих авторитетов для себя в области учения о Воплощении… Несомненно, в защите Православия, в особенности от пелагианской ереси, св. Кассиан и Августин были на одной стороне, и в этой защите они расходились лишь в деталях. Иероманах Серафим (Роуз). Вкус истинного православия. Блаженный Августин, епископ Иппонский. // Режим доступа: http://jesuschrist.ru/library/view.php?id=91#МЕСТО (20.06.2015).
[4] Шафф Филип. История христианской церкви… – С. 666.
[5] Там же. С. 649.
[6] Гонсалес Хусто. История христианства. От основания Церкви до эпохи Реформации. – СПб.: Библия для всех, 2008. – Т.1. –  С. 200.
[7] Беркхов Луис. История христианских доктрин. – СПб.: Библия для всех, 2000. – С. 142.
[8] Шафф Филип. История христианской церкви… – С.  647.
[9] Там же. С. 648.
[10] Августин Аврелий. Исповедь. Книга 8. VII, 17. – М.: ОИ «Реабилитация», 2005. – С. 137.
[11] Шафф Филип. История христианской церкви… – С. 648.
[12] Поссидий Каламский. Жизнь Августина. Глава 2. – М.: ОИ «Реабилитация», 2005. – С. 342.
[13] Августин Аврелий. Исповедь. Книга 6. I… – С. 85.
[14] Августин Аврелий. Исповедь. Книга 2. III, 7… – С. 26, 27.
[15] Столяров А. А. Аврелий Августин. Жизнь, учение и его судьбы. – М.: ОИ «Реабилитация», 2005. – С. 303.
[16] Там же. С. 304-305.
[17] Лейн Тони. Христианские мыслители… – С. 53.
[18] Столяров А. А. Аврелий Августин. Жизнь, учение и его судьбы… – С. 300.
[19] Гонсалес Хусто. История христианства. От основания Церкви до эпохи Реформации… – С. 192-193.
[20] Там же. С. 193.
[21] Лейн Тони. Христианские мыслители… – С. 53.
[22] Столяров А. А. Аврелий Августин. Жизнь, учение и его судьбы… – С. 300.
[23] Лейн Тони. Христианские мыслители… – С. 54.
[24] Полный список трудов Августина против Манихеев и не только. см.: Путем отцов. // Режим доступа: http://aleteia.narod.ru/august/august.htm#2 (05.12.2010).
[25] Лейн Тони. Христианские мыслители… – С. 54.
[26] Августин Аврелий. О свободе воли. Глава XIX. 53. Православная библиотека «Золотой корабль» // Режим доступа: http://www.golden-ship.ru/knigi/3/avgustin_oSV.htm (20.06.2015).
[27] Шафф Филип. История христианской церкви… – С. 534, 538.
[28] Августин Аврелий. Об упреке и благодати. Глава 8:17. // Режим доступа: http://qame.ru/book/christianity/ob_upreke_i_blagodati/avgustin_ob_upreke_i_blagodatu.htm#_Toc234833616. (20.06.2015).
[29] Августин Аврелий. Об упреке и благодати. Глава 13:42.
[30] Там же.
[31] Шафф Филип. История христианской церкви… – С. 537-538.
[32] Столяров А. А. Аврелий Августин. Жизнь, учение и его судьбы… – С. 303. 11 ссылка.
[33] Гонсалес Хусто. История христианства. От основания Церкви до эпохи Реформации… – С. 193.
[34] Неоплатонизм. // Wikipedia. Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Неоплатонизм (06.12.2010).
[35] Лейн, Тони. Христианские мыслители… – С. 53.
[36] Августин Аврелий. Об истиной религии. Глава 4. // Режим доступа: http://www.klex.ru/9ve (20.06.2015).
[37] Августин Аврелий. О свободе воли. Православная библиотека «Золотой корабль» // Режим доступа: http://www.golden-ship.ru/knigi/3/avgustin_oSV.htm (20.06.2015).
[38]Амвросий Медиоланский. О покаянии. Книга 2, глава 7. // Режим доступа: http://orthodox.ru/lsn/0106.php (20.06.2015).
[39] Поссидий Каламский. Жизнь Августина. Глава 1… – С. 341.
[40] Столяров А. А. Аврелий Августин. Жизнь, учение и его судьбы… – С. 302.
[41] Августин Аврелий. О блаженной жизни. Глава I. Цит. по: Путем отцов. // Режим доступа: http://aleteia.narod.ru/august/beata_vita.htm (06.12.2010).
[42] Столяров А. А. Аврелий Августин. Жизнь, учение и его судьбы… – С. 301
[43] Там же. С. 303.
[44] Там же. С. 304.
[45] Шафф Филип. История христианской церкви… – С. 648.
[46] Там же. С. 659.
[47] Августин Аврелий. «Отречения». Гнига 1, глава 23, ч. 3,4. Цит по: Августин Аврелий. О предопределении святых. Глава 3:7. // Режим доступа: http://www.klex.ru/9og (23.06.2015).
[48] В противоположность донатистам, Августин утверждал кафоличность истинной церкви и эффективность таинств, независимо от духовного состояния священника, преподающего их.
[49] Пелагий. Послание к Деметриаде. Глава XXV. По изд.: Эразм Роттердамский. // Философские произведения. – М.: Наука, 1986. – С. 629.
[50] Там же. Глава III. – С. 598.
[51] Лейн Тони. Христианские мыслители… – С. 55.
[52] Столяров А. А. Аврелий Августин. Жизнь, учение и его судьбы… – С. 309.
[53] Пелагий. Послание к Деметриаде. По изд.: Эразм Роттердамский. // Философские произведения… – С. 597.
[54] Августин Аврелий. Исповедь. Книга 8. V, 10… – С. 132.
[55] Столяров А. А. Аврелий Августин. Жизнь, учение и его судьбы… – С. 310.
[56] Августин Аврелий. О предопределении святых. Глава 10:19.
[57] Шафф Филип. История христианской церкви… – С. 537.
[58] Там же. С. 538.
[59] Августин Аврелий. О предопределении святых. Глава 1:2.
[60] Шафф Филип. История христианской церкви… – С. 540.
[61] Там же. С. 540.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАНЫХ ИСТОЧНИКОВ
Августин, Аврелий. Исповедь. – М.: ОИ «Реабилитация», 2005. – 464 с.
Августин, Аврелий. О блаженной жизни. // Режим доступа: http://aleteia.narod.ru/august/beata_vita.htm (06.12.2010).
Августин, Аврелий. О предопределении святых. // Режим доступа: http://www.klex.ru/9og (23.06.2015).
Августин, Аврелий. О свободе воли. Православная библиотека «Золотой корабль» // Режим доступа: http://www.golden-ship.ru/knigi/3/avgustin_oSV.htm (20.06.2015).
Августин, Аврелий. Об истиной религии. // Режим доступа: http://www.klex.ru/9ve (20.06.2015).
Августин, Аврелий. Об упреке и благодати. // Режим доступа: http://qame.ru/book/christianity/ob_upreke_i_blagodati/avgustin_ob_upreke_i_blagodatu.htm#_Toc234833616. (20.06.2015).
Амвросий, Медиоланский. О покаянии. Книга 2 // Режим доступа: http://orthodox.ru/lsn/0106.php (20.06.2015).
Беркхоф, Луис. История христианских доктрин. – СПб.: Библия для всех, 2000. – 317 с.
Гонсалес, Хусто. История христианства. От основания Церкви до эпохи Реформации. – СПб.: Библия для всех, 2008. – Т.1. – 400 с.
Лейн, Тони. Христианские мыслители. – СПб.: Мирт, 1997. – 352 с.
Пелагий. Послание к Деметриаде. По изд.: Эразм Роттердамский. // Философские произведения. – М.: Наука, 1986. – 703 с.
Поссидий, Каламский. Жизнь Августина. – М.: ОИ «Реабилитация», 2005. – 464 с.
Серафим (Роуз), Иероманах. Вкус истинного православия. Блаженный Августин, епископ Иппонский. // Режим доступа: http://jesuschrist.ru/library/view.php?id=91#МЕСТО (20.06.2015).
Столяров, А. А. Аврелий Августин. Жизнь, учение и его судьбы. – М.: ОИ «Реабилитация», 2005. – 464 с.
Шафф, Филип. История христианской церкви. Современное Христианство, реформация в Швейцарии / Пер. с англ. – СПб.: Библия для всех, 2012. – Т.3. – 688 с.

Оставить комментарий